Рошаль: «Все финансовое лобби ополчилось против здравоохранения».

27.07.2017

Л.М.Рошаль — о том, как сделать эффективной российскую медицину.
«ИЗВЕСТИЯ» . газета от 25 июля 2017г.

Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, доктор медицинских наук, профессор Леонид Рошаль рассказал «ИЗВЕСТИЯМ», что нужно изменить в российской системе здравоохранения, чтобы она стала эффективной.

По мнению Детского доктора мира, на медицину следует тратить не меньше 5% ВВП, в системе ОМС не должны работать коммерческие страховые компании, а нехватку врачей в поликлиниках можно компенсировать выпускниками медвузов.


— В 2013 году вы говорили, что здравоохранение недофинансировано в два раза. После этого экономическая ситуация в стране осложнилась. Как изменилось финансирование медицины? Спасла или усугубила положение проведенная оптимизация?

— Ни одна модернизация не решит вопрос финансирования здравоохранения. Если оставить одного доктора на всю страну, это решит вопрос финансирования этого доктора, но не системы здравоохранения. На здравоохранение выделяется 3,4% ВВП, и эти цифры снижаются год от года. Мы получаем 3,4% ВВП. В странах, с которыми мы хотим сравниться по уровню здравоохранения, выделяют по 9–10% и с каждым годом увеличивают долю. Мы получаем в три раза меньше. Если хотим сделать нормальное здравоохранение, дайте хотя бы половину — 5%. При нашей структуре здравоохранения, если ее не разрушат, мы получим результаты гораздо лучше, чем там за 10%.

Я довел свою позицию до руководства страны и до Минфина, который является источником неверной информации о состоянии здравоохранения и его финансировании. Мы должны выйти из этого кризиса. Такое впечатление, что всё финансовое лобби ополчилось против здравоохранения. Да, сейчас стране трудно, но последнее, на чем надо экономить, — это здоровье и здравоохранение.

— Какая отрасль медицины больше всего страдает от недофинансирования?

— Страдают все направления здравоохранения. Одно из них — кадровое.

— Произошло ли при оптимизации перераспределение медицинских кадров, или часть их мы просто потеряли?

— Таких данных у меня нет. При сокращении просто уменьшаются кадры. Куда они уходят, неизвестно. Вероятнее всего, в коммерческие структуры. Мы неконкурентоспособны по сравнению с коммерческими структурами. Там условия лучше, объем работы гораздо меньше, чем на терапевтическом или педиатрическом участке, и зарплаты в два–три раза выше. Так у нас ничего не получится — мы практически потеряем наше здравоохранение, чего народ нам не простит.

— Какая проблема стоит острее — нехватка или недостаточная квалификация врачей?

— Самая большая проблема — нехватка кадров. Повышением квалификации медработников сейчас занимается Национальная медицинская палата, но результаты этой работы будут видны только через два–три года. Это будет введение аккредитации специалистов, допуск к профессии, причем профессиональными организациями. Разрабатываются клинические рекомендации и протоколы, новые образовательные программы. Раньше врач мог в течение пяти лет пройти только 144 часа подготовки, а мы считаем, что врач должен учиться постоянно. Но эту систему надо выстроить, сделать ее удобной, бесплатной и эффективной для врачей, чем мы сейчас и занимаемся.

— Уровень подготовки в медицинских вузах сейчас достаточно высокий?

— Считаю, что нет, но это опять-таки связано с материально-техническим состоянием наших образовательных медицинских учреждений. Они тоже недофинансированы. Для обучения нужно применять различные высокие технологии, новые методы тестирования. Для этого надо закупать оборудование, аппаратуру, обучать преподавателей пользоваться новыми приборами. Работы очень много. Уровень педагогического состава тоже требует повышения, он тоже недостаточен, как и в практическом здравоохранении. До конца не решен вопрос клинических баз.

— Как вы относитесь к практике отправления врачей перед ординатурой в первичное звено медицинского обслуживания?

— Весьма положительно отношусь, потому что сам через это прошел — меня направили работать педиатром. Я возражал, считал, что теряю годы, но практика оказалась важной школой, которая полезна для меня до сих пор. Считаю, что эту школу должен пройти каждый. Распределение выпускников медицинских вузов было прекращено в 1990-е годы. Решили делать как на Западе. И посчитайте, сколько мы недосчитались выпускников институтов, которые не пошли в практическое здравоохранение! Сейчас мы получили, что получили. Надо возвращать распределение выпускников.

Валерия Нодельман



Подробнее


Возврат к списку



Интернет-Лаборатория sopdu