Хирурги НИИ НДХиТ по осколкам собрали лицо семилетнему мальчику, пострадавшему во время катания на ватрушке

26.03.2021
Ребенок был переведен в институт из Одинцовской областной больницы, куда он поступил с места происшествия. Он катался на ватрушке, и на большой скорости врезался в дерево. Получил сильнейшую травму лица. В Одинцово мальчику оказали первую помощь, ввели в медикаментозный сон, перевели на искусственную вентиляцию легких. После консультации со специалистами Института, врачами было принято решение о срочном переводе. Уже спустя шесть часов он был доставлен в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, а через сутки - прооперирован.

Сразу при поступлении в НИИ НДХиТ ребенку выполнили весь комплекс  диагностических мероприятий по программе «тяжелая сочетанная травма», включая КТ всего тела с контрастированием. В дополнение к тем травмам, которые были выявлены в первичном стационаре, у ребенка  были обнаружены повреждения грудной клетки средней тяжести, разрыв селезенки и перелом костей таза. При этом лидирующей все же оставалась травма лицевого скелета - были сломаны обе орбиты, верхняя челюсть с двух сторон, наблюдался многооскольчатый перелом нижней челюсти в двух местах.

«Деформация лицевого скелета у него была ближе к тяжелой степени, затрагивала две зоны лица из трех, - отмечает детский хирург Анна Тимофеева. - Сложность таких переломов заключается в том, что они требуют оперативного вмешательства в максимально быстрые сроки. Пока ребенок не прооперирован, он не может самостоятельно дышать, мы не можем его накормить».

Операция длилась семь с половиной часов, в ходе нее хирургам удалось восстановить весь лицевой скелет ребенка. Все переломы были зафиксированы титановыми пластинами, использовалась эндоскопия, что позволило сделать всю операцию доступом через рот. Такие малоинвазивные методики применяются в НИИ НДХиТ уже несколько лет и позволяют справиться с самыми сложными переломами, нанося наименьшую травму больному.

«То есть на лице, на коже не делалось никаких  разрезов.  Единственное, у мальчика была сантиметровая ранка на правой щеке, и мы ее использовали. Через эту ранку, с помощью троакара мы вводили специальный инструмент и, таким образом, под контролем камеры фиксировали переломы в труднодоступных местах», - комментирует Анна Тимофеева.

На второй день после операции ребенок был экстубирован и пришел в сознание. На четвертый -  ему удалили зонд, через который кормили первое время. Постепенно он начал есть и пить сам.  На десятый день к нему вышла реабилитационная команда: ребенка поднимали под присмотром травматологов, давали нагрузку во избежание осложнений из-за долгого лежания. Грудную клетку, селезенку, таз врачи лечили консервативно, дополнительных оперативных вмешательств не потребовалось.

«Это еще один пациент, демонстрирующий, что очень часто одного ребенка лечит огромная команда, и хороший результат зависит буквально ото всех: без специалистов лучевой диагностики мы не смогли бы поставить точный диагноз, без эндоскопии у нас не получилось бы провести операцию эффективно и без лишних разрезов, без травматологов неизвестно как сросся бы таз, без реабилитологов мы могли получить осложнения. Реаниматологи до и после операции следили за жизненными показаниями ребенка. При таких массивных повреждениях лица, внутренних органов и костей скелета - это буквально круглосуточная работа»,  - отмечает директор НИИ НДХиТ Валерий Митиш.

Через месяц мальчик был выписан домой. Отек лица спал, и сейчас ребенок выглядит и чувствует себя хорошо. После выписки мальчик будет наблюдаться специалистами НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, через какое-то время его ждет еще одна госпитализация:  ввиду растущего лицевого скелета, ему потребуется повторная операция, чтобы удалить пластины.




Возврат к списку



Интернет-Лаборатория sopdu